ma_volk (ma_volk) wrote,
ma_volk
ma_volk

Categories:

неприятная история

Август 1988 года мы встретили под Азовом. Курганы были маленькими и битком набитыми погребениями, денег не было, не было сахара, зато город был неподалёку, да и энтузиазма нашему крохотному (четыре человека) десантному отряду было не занимать.
Всё шло своим чередом: вставали рано, работали много, а по вечерам бывала светская жизнь и даже гости.
И вот как-то вечером появился очередной гость.

Сам вечерок выдался немного неудачным, - на закате, в пыли и грязи, мы вернулись с раскопа на дачу нашего начальника и друга моей беспутной юности Е., и обнаружили, что в кране нет воды. Е. раздраженно отбросил в сторону бесполезный шланг, - смыть трудовой пот было нечем. Тут-то и принесло к нам приятеля работавшего с нами художника А.Н.
Гость был вызывающе чист и свеж. Гость был музыкантом и интеллектуалом, читал Кафку и наверняка знал много такого, чего мы не знали, и жаждал общения и понимания, и повёл речи, и запел песни, и я сразу узнала, что к нам принесло двойника того самого человека из Сибири, из-за которого Башлачёву "стало жаль себя, Сибирь, гитару и Бориса"...
Благородная миссия говорить про то, что "тут строй не строй, ты только строй" и прочее, естественно, выпала Е. Он сказал всё, что следовало сказать, и даже немного больше, чётко указав, что вот с такими нам не по пути, потому что народ народом, но и сами мы народ, наши руки в мозолях, и не зря же мы люди земли, и не зря на нас земля, и не зря же мы встаём на рассвете, и настоящей платой за то, как мы тут вкалываем становится то, что мы-то можем по-настоящему петь... и так далее... Вышло у нашего формального и неформального лидера очень здорово, я точно знала, что "подпишусь под каждым словом". В общем, вечерок прошёл конфликтно, трезво (пить было не на что), но в целом не без энтузиазма. И мы рухнули спать грязными, но довольными, с тем, чтобы завтра на рассвете вновь отрабатывать наше право на настоящие песни.

Поутру разбудил нас гость. Собственно, разбудил он меня (уж не знаю, за что такая честь), и разбудил словами (сволочь!):
- Это что, так положено, чтобы весь двор был залит водою?
Я выползла из дома. Верхние ветви черешень (ах ты ж!) вовсю обметали высокое белое солнышко. В свете позднего утра двор выглядел непривычно, а внизу простиралось маленькое пресное море, в котором плавали окурки папирос, спички, зола и угли с кострища и даже какие-то объедки, должно быть, скрывавшиееся прежде в траве... Смотреть на мир было тошно, хуже чем с похмелья.
Ну, что ж поделаешь. Ничего не оставалось, как приготовить завтрак, поесть, проводить гостя и идти на работу на несколько часов позже, чем обычно. Все были хмуры, неразговорчивы и отводили глаза. Нам повезло, - натёкшая из открытого крана вода высохла уже к вечеру.

Но для меня эта история не забылась. Мне и доныне часто хочется поведать миру о моём геройстве. Более того, я нередко говорю о нём. Мне хотелось бы орденов, медалей и бонусов за труд и доблесть. Но у всех деклараций на тему "славы мне" есть, есть этот гадкий привкус мусора, плавающего в грязноватой и уже нагревшейся на солнышке водичке.
Вот ведь какая неприятность!
Tags: воспоминания
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments