December 21st, 2006

MV

М4. Неожиданная помощь

Около шашлычников остановился жигуль ярко-красного цвета, в южной манере украшенный всякими привесочками. Были у него и тонированные синим фары, и дополнительные катафотики в большом количестве, и всякие другие украшения. Из него вылезли молодые полуголые мужчины. Много. Даже удивительно было, как они все там умещались.
Заказали они шашлыки, повар начал раздувать мангал. Один из них что-то спросил про то, что это я тут делаю. Шашлычник ему негромко как-то объяснил моё присутствие.
- Подойди-ка! - позвал меня тот, что был постарше.
Я подошла.
- Откуда-куда едете?
- Из Москвы. В Геленджик.
- Отдыхать, что ли?
- Кто ж так отдыхать едет, - вздыхаю.
- Ну, эдак вы навряд куда уедете. Садитесь-ка в машину.
Сели мы с Катериной на заднее сидение. Тот, что разговаривал со мной, сел сбоку, а ещё одни, помоложе, за руль. Проехали мы чуть-чуть и остановились у поста ДПС. Тот, что со мной разговаривал, пошёл к гаишникам, а второй остался.
- Это кто же такие, что вот так запросто с гаишниками разговаривают, - подумала я. Вслух подумала. И тут же про себя: бандиты это, что ли, кто их тут, в Воронеже знает, верно, мне голову напекло, что я уже вслух задаю такие интересные вопросы... А тот, что за рулём, мне отвечает:
- Потому мы так запросто с гаишниками разговариваем, что мы и сами гаишники. Просто мы сейчас не дежурим, и жарко. И от того мы не в форме, а в трусах, - и резинкой себе по животу хлопнул. Он и впрямь был в трусах. В боксёрах. И тоже огненно-красного цвета.
Тут подходит к машине гаишник, уже "настоящий", в форме, в белой рубахе (прямо картинка из "Дяди Стёпы"), дверь с моей стороны открывает, руку мне подаёт, и очень вежливо мне говорит:
- Ничего не бойтесь, и не волнуйтесь, мы вас на машину в Краснодар посадим. Вещи можете вон там положить, на обочине, и идите поешьте.
Провёл меня сперва через дорогу к обочине, где мы и оставили рюкзак, а потом, опять через дорогу, к маленькому кафе, где было полутемно, уютно и прохладно.
MV

М4. О нас заботятся

В кафе оказалась милейшая женщина, которая вела себя так, словно это не общепитовское заведение, а её собственный дом, а кто приходит, те, соответственно, гости. Гаишник попросил нас с Катькой покормить, отнекиваний моих слушать не стал. И стала нас хозяюшка кормить, да как! налила тарелищу борща, дала вторую тарелку ("Маленькой постудить"), огроменную порцию картошки по-донскому, ложку большую, вилочку, ("Чтоб малышке помять мяточку"), ложку маленькую, да ещё развела в кружке воду ("кипячёная, не бойтесь, не холодная, здесь стояла!") с вареньем, и дала маленький стаканчик из тех, из каких водку пьют, чтоб Катерине было удобно пить.
И стали мы есть. До того вроде и не хотели, а как начали, - аж за ушами трещало, что у меня, что у крошки. И когда мы так наелись-напились, даже призрак возможного менингита Таты, про эпидемию которого "по радио сказали" как-то отступил и съёжился.
Когда мы всё съели, гаишник "дядя Стёпа" снова пришёл, и отвёл нас в тенёчек на обочину. Там мы и играли с Катькой среди зелёной травы. А потом гаишники нашли подходящую машину 23 региона и нас в неё посадили. "Это, говорят, человек хороший и совестливый, и он вас хотя не до самого Краснодара, но всё же довезёт."
Первый день нашего странствия клонился к вечеру, и тени от деревьев уже были длинные.