December 28th, 2006

MV

М4. "Всюду опасности"

Попрощались мы с дядей Геной, тут и автобус подошёл. Стала я в него забираться (в Ростове входят через среднюю и заднюю площадки, а через переднюю выходят), а он двери закрыл и тронулся с места! - Катя уже внутри, я и рюкзак - снаружи, а двери врезали мне по руке и по плечу, да как! искры из глаз...
Вот, а говорят, что автостопом опасно ездить! Да опасно в автобус садиться - убьют и не приметят!
Я заорала, начали кричать и пассажиры, водитель затормозил и не довёл дело до смертоубийства. Перепугался он здорово, а от того обматерил меня со вкусом, сама я виновата, короче. Ну и ладно, главное, живы и в Ростове!
MV

М4. Ростов-Геленджик

В Ростове мы доехали до пригородного автовокзала. Пошли в какое-то грузинское кафе, там женщины разрешили мне вымыть Катьку в раковине. Ещё и помогли, вещи пристроили, подержали, из баночки полили, - хорошо!
А потом поехали мы через весь город на главный автовокзал. Эх, "улица Садовая, скамеечки кленовые", троллейбус, который в Ростове главный транспорт, вроде нашего метро, и дом nikkicho, на который я посмотрела с вожделением, - там ванна, там дружественные люди, там можно было бы пить чай и рассказывать о том, что мы видели...
Но не время расслабляться, - вперёд!
На автовокзале к нам отнеслись как к родным и пообещали без билета посадить на ночной автобус до Геленджика. Соседом же по автобусу оказался ещё один хороший человек: пол дороги он внимательно смотрел в окно, пока я кормила Катерину, да ещё предложил её ножки положить на его колени. На идеально отглаженные серые брюки со стрелочками!
В Краснодаре было в ту ночь 42 градуса жары!
А в Геленджике, ранним утром, - прохлада, туман, изморось в воздухе, нежное дыхание моря...
И какой-то дядька в скверике, мимо которого мы шли, и в котором Катя попросилась покачаться на качелях, остановился около нас, и, оглядев меня в "кубанской" манере, спросил: "На лыжах пришли сюда, что ли?"
MV

М4. Что ждало нас в лагере

Оставался последний маленький участок дороги, на автобусе до Криницы. Это было уже совсем легко.
Ну, вот и доехали.
Пришла я на проходную, назвалась, и спустя некоторое время прибежала моя Татуся. Худенькая - она и была худощавой, а "отдых" привёл к тому, что ещё на пять килограммов похудела... Смеётся, и плачет, и руками цепляется. А за нею воспитательница идёт и говорит: "Идите, поговорите с NN, а рёбёнка здесь оставьте".
Что ж, пошла говорить.
В административном корпусе красота, как в телевизоре, кондиционеры и ковровое покрытие. Стол огромный и прекрасный, а на нём огромный и прекрасный телефон, это, значит, по которому нам не отвечали, что с ребёнком. А за столом сидит NN, представительница профсоюза работников образования. И ещё одна женщина за ней стоит, в качестве, значит, маленького греческого хора. Ну-ну.
И начинается такой разговор, что вот, "вы многодетные", а "мы пошли вам навстречу", "мы вам дали бесплатную путёвку", и взглядом меня меряют, и чувствую я, что сейчас из меня сделают "бедную колхозницу", и я ещё и благодарить их буду и извиняться за то, что на мне грязь шести регионов России. Эх, ты, ну уж нет, не видать им "бедной колхозницы", а покажу-ка я им "мать партизана" (это моя любимая картина в советской живописи) вкупе с "Ириной Хакамадой", - тогда они меня голыми руками не возьмут!
Вот так вот мы поговорили. Не могу сказать, что я была полностью на высоте, но всё же и слабины не дала. А потом мне отдали Танюшу, все танины вещи мы запаковали в мой рюкзак-сотку, от чего он стал полностью набит и крут, смыла я с себя грязищу в устье Пшада, и устремились мы назад, "в Москву! в Москву!"
И когда уже от лагеря отошли, Тата мне говорит: "Почему ты так долго ехала?" - "???" - "Ну, NN сказала мне: "Видно твоя мама совсем тебя не любит, раз так долго к тебе едет!"
Вот жяба!!!!!
MV

М4. Чем дело кончилось

Назад мы ехали просто и цивильно, на автобусе и пассажирском поезде.
Началась наша одиссея в субботу, а уже в среду я снова начала сторожить РАТИ, и вся история была завершена.

С профсоюзом я со вкусом ругалась два месяца, и в ноябре они мне скомпенсировали поездку, ущерб и принесли устные извинения.

С "Васильичем", который ехал к невесте в Воронеж, мы потом созванивались. Невеста уже жена, и, как сказал мне весной этот хороший человек, "идёт обычная жизнь с текущими проблемами".
Да, вот так вот она и идёт.
MV

Добрые люди трассы М4. Выводы

Но вот что в этой истории для меня интересно.
Если бы до нашей безумной поездки у меня бы спросили, какие люди мне антипатичны с точки зрения их социальных характеристик, то, помявшись и пооговаривавшись, я сказала бы: гебешники; менты; военные неинтеллектуальных специальностей и - перекупщики сельхозпродукции.
А кто же, спрашивается, меня в основном вёз и мне больше всего помогал? Да вот именно что... А значит, благодаря этой поездке был сделан ещё одни шаг к освобождению от социальной детерминированности!
И это хорошо! Ведь именно осознанная асоциальность является "орудием философа" и важным правилом свободной жизни, из числа преподанных мне ещё в начале девяностых.
Вот и всё.
Конец и Богу слава!