August 9th, 2008

MV

Катька и проблемы теодицеи

"Жили-были старик со старухой. Хорошо жили, да только не было у них детей. И год не было, и два не было, и три не было, и тридцать лет прожили они вместе, да не было у них детей. Говорит старику старуха:
- Пошёл бы ты, старый, в лес, вырубил бы мне хотя ольховую чурку. Стану я её качать, раз детей нам Бог не дал..."
- так начинается карельская народная сказка "Ольховая чурка". Книга, в которой я её прочитала, давно утеряна, но у старших детей сказка была настоящим хитом, и я всё ещё помню отшлифованный многочисленными воспроизведениями текст. На море я рассказала её Катене. В первый раз сказка была встречена таким глубоким молчанием, что я даже удивилась. Обычно Катька перебивает вопросами прямо по ходу повествования, но тут она слушала с неослабевающим вниманием, и только когда герой чудесным образом спасся, заскакала: "Ура! Ура! Он не погиб!" При следующих чтениях посыпались вопросы: что такое чурка? почему ольховая? как лесные змеи узнали о гибели морских змеев? и ещё множество.
Последний вопрос был задан вчера вечером: а почему Бог не дал старику со старухой детей?
Я: Ну, наверное,чтобы у них появился такой чудесный герой, победитель змеев и освободитель солнца.
Катя: Да что же Бог не мог из простого ребёнка сделать такого героя? Ведь из простых детей вырастают тоже ого-го какие герои!

Такого у меня ещё не спрашивали.
Впрочем, много лет назад после первого исполнения сказки про Лепунюшку маленький Матвей поинтересовался: а в давние времена все дети в хлопочках выводились, и только потом изобрели такое, что дети заводятся у мамы в животе?