December 23rd, 2012

MV

Награда

Я заканчивала школу в 1985, конкурс аттестатов как раз был отменён, и в этой связи придумали какие-то грамоты, которые полагались за особую успеваемость по отдельным предметам. Когда встал вопрос о этой спецнаграде, я возрадовалась: мне полагалось аж четыре бумажки, за литературу, историю СССР, всеобщую историю и обществоведение. Меня тут же обломали: грамоты требовали не только успехов в учёбе, но и примерного поведения, моё же поведение примерным не было, напротив.
Ну, нет так нет, - нет и не надо. Однако классная руководительница, принимавшая большое и не вполне оправданное участие в моей судьбе, стала добиваться, чтобы хотя бы в последних двух четвертях, а значит и в аттестате мне поставили примерное поведение, и грамотки дали.
В общем, все трудились-волновались, а я смотрела на это как-то невовлечённо, сама не знаю, почему. Мысль о том, что моё положение гуманитария получит документальное подтверждение, грела мне сердце, но очень слегка.
И вот уже выпускные экзамены, и вот мы сдали алгебру. Математичка была монстром, алгебра для многих – источником кошмаров. После объявления оценок мы отправились покурить в скверик неподалёку от школы, и раздухарившись от того, что всё, с этой гадостью покончено, и больше уже никогда, моя одноклассница достала из сумки огромную тетрадищу с предэкзаменационными заданиями, положила её на песочек и подожгла. Числа, переменные и синусы с косинусами лениво горели и чадили, и вдруг, откуда ни возьмись, через эту площадку следует завуч нашей школы, блондинка с тонкой талией, совершенная во всех отношениях. Идёт, видит мини-костерок и, ласково улыбаясь, манит бедную поджигательницу пальцем с длинным красным острым ноготком.
Надо сказать, что улыбка эта угрожающей не выглядела, так что мы, оставшиеся, и не взволновались нисколько: всё кончалось, ну пожурят, ну и дело с концом…

Так что когда через пару дней меня выдернули с консультации в кабинет директора, и там оказался просто полный сход педколлектива, и началась какая-то невнятица на тему: они хотели, хотели мне как лучше, делали для меня всё, но после такого, и как я вообще могла, да это ужас что такое, нет, неужели я не понимаю… - я выслушала всё это с полным недоумением.

Удивлялась я не только не сильно, но и недолго: собственница злосчастной тетрадки отозвала меня в сторонку и покаялась: в кабинете завуч насела на неё с вопросом, чьи спички и чья тетрадь, и она, жутко перепугавшись, сказала, что мои. "Сама не знаю, как из меня это вылетело, что мне сделать, чтобы ты меня простила, это ужасно, у меня ведь вся жизнь зависит от этой характеристики, а тебе ведь ничего не страшно и не нужно!"
И я тут же её простила, и до сих пор не чувствую ничего, кроме радости и благодарности. "Ничего не страшно и не нужно", - может ли быть характеристика лучше и свидетельство блистательней?
И хотя с тех пор прошло много лет, и мне не раз оказывалось страшно (и даже очень страшно) и бывало нужно (а как же, конечно!), и хотя уже на тот момент в "не страшно и не нужно" я слышала возможность тонкого романтического соблазна, всё равно приятно вспомнить тот день в начале лета, когда я шла из школы, зная, что меня не так просто поймать.
Потому что мне везёт. И всегда везло!
MV

текущее: я люблю декабрь

Я люблю декабрь, потому что этот месяц наполняет меня чувством волшебных санок, катящихся не с горы, а в гору с лёгкостью Мэри Поппинс, севшей на перила, чтобы подняться с первого этажа на второй. Началом рождественского поста сели, - и понеслось: тёмный воздух, режущий ветер, снег крупкой, снег хлопьями, чёрный лёд, проблески солнца, свинцовые тучи, ночное небо, звёзды и месяц, а за месяцем луна, дубеют руки, жжёт лицо… Скорее, скорее, 29 ноября – именины Матвея, потом мой день рождения, потом Катенин день ангела, сразу за ним день рождения Мотьки, едва дух перевели – именины Андрея, ещё чуточку – Андреев день рождения, он же западный сочельник, вот и верх, - вперёд-вперёд по ровной макушке года-горы, и с 2 января – спуск, долгий и медленный, к летним золотым и зелёным полям.
В этом году разные мелкие утеснения подпортили самый праздничный месяц, венец моего года.

Collapse )