ma_volk (ma_volk) wrote,
ma_volk
ma_volk

Categories:

Из записок книголюбки

Тридцать лет назад читала переводную американскую книжку.
Вторая мировая война. Добропорядочная мать семейства (средний класс, средний возраст, хороший скучный муж и подросток-сын) с особой силой проникшись патриотизмом поступает на службу на военную базу. И там у неё случается скоростной роман с призывником. Страсть, нежность, потеря девственности, - пацан завершает учебку, и его гонят через океан умирать на фронтах Старого Света. Героиня мужественно скрывает боль разлуки, но, - упс! – тут появляются новые призывники!
Второе большое и светлое чувство почти повторяет первый роман...
А дальше сексуальная благотворительность начинает литься как из сорванного крана, - и в какой-то момент тайное перестаёт быть тайной. Брак разваливается, бывший муж терзается от стыда и от ощущения, что вся его жизнь сплошной обман и никогда он не был любим, сын страдает от разлуки с матерью и от ревности.
Героиня бедно, скучно и уныло доживает где-то за кадром на выплачиваемые мужем алименты.
Выросший сын попадает во Францию и видит бесконечные ряды надгробий, - всё это были парни, которых смело в великую мясорубку. И на последней странице помещается мораль про то, какой ужас война, и как всё неладно устроено, и как было бы хорошо, если б солдата каждого далёкая любимая ждала. А не вот так вот, как получилось. И всё, конец!

Забавно, что я хорошо помню как читала: поздний вечер, переходящий в ночь, общая кухня Дома колхозника в станице Шумилинской, где копали могильник с кокетливым названием Париж. Помню, как мерзли ноги (Дом колхозника был построен председателем колхоза в качестве дома председателя, однако какой-то изъян сделал его холодным как погреб, - и он стал пристанищем командированных шофёров и прочего пришлого люда), помню, как засасывало сочувствие к героине, столкнувшейся с тем, что мальчишка влюблён, и её это волнует;
и как медленно просыпалась брезгливость: что ни говори, но эдакая смесь страха смерти, одиночества, молодости, отчаянья и желания – это ж штука посильней египетских ночей Клеопатры!..
При этом из памяти совершенно выпало, чья это была книжка, и кто автор, и как это называлось, и как выглядел переплёт.
Сюжет вспомнился сейчас (и тридцать лет прошло, о Боже, тридцать лет!), потому что в непонятных паморках рассудка я перечитала "Шурика" Улицкой. По сюжету – та же история, но с гендерным перевёртышем. Ну и с непонятным вывертом писательницы: блин, я, наверное, развратна и цинична, но двенадцать баб за двенадцать лет, - на донжуанский список это не тянет!
Tags: игры с текстами, книжки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments