ma_volk (ma_volk) wrote,
ma_volk
ma_volk

М4. Дружба народов

Спал наш драйвер недолго. Собственно, Катька ещё и не нагулялась, как, смотрю, уже он выбирается из своей машины: «О, вы здесь ещё! Ну, пойдёмте, я вас накормлю.» - «Да мы уж поели…» - «Ну, ещё поедите.»
Что ж, пошли мы, и ещё поели. "Я теперь до самого Ростова без остановок буду ехать, так что вы уж подзаправьтесь».
До самого Ростова без остановок – это, конечно, хорошо, да только вот как Катька это выдержит? Взяла ей печенья, конфет каких-то и пирожков, воды, - чтобы было чем крошке рот заткнуть.
Вот в кафе и случился первый эпизод, показавший, что драйвер нам достался с характером непростым. Дело в том, что там же в кафушнике был туалет, естественно, платный. Ключ от сортирчика давали за два рубля. Уже выходим мы, я говорю, подождите, мол, минуточку, и эти два рубля из кармана выуживаю… «Это что ещё?» - «Да вот…» - мнусь… - «Как?! – на кафешного хозяйчика патетически возопил наш драйвер, - это ты, морда, с жен-щи-ны, с ма-те-ри, - и возьмёшь! целых два рубля! за сортир свой вонючий!? Бесплатно ключ дай ей!» - и перепуганный мужик дал мне ключ… «Эге, думаю, так это не просто ростовские, это уже кавказские расклады выходят…»

Сели мы и поехали.
Водитель этот, дядя Гена, оказался человеком интересной судьбы. Сам он с Северного Кавказа. На вопрос о том, откуда именно, ответил уклончиво, что мать его осетинка. А на вопрос о вероисповедании (встречный вопрос, он первый спросил, что вот, крестик у ребёнка, «Значит, православные вы?») – что Бог, по его мнению, един, и потом, ведь он же нас везёт. При этом приёмник у него был настроен на радиостанцию «Свободная Чечня», по которой непрерывно передавали интересные сообщения о том, как Чечня восстанавливается (на русском) в перемешку с песнями (на чеченском). Чеченские народные песни, если кто не знает, исполняются под гармошку. «В Чечне у меня друзей много, но сам я уже давно в Ростове живу, с тех пор как демобилизовался».
Дядя Гена был прапорщиком Советской армии, мужем красавицы («жена у меня из Литвы, литовка, красавица, и сейчас тоже») и отцом четырёх детей, двух сыновей и двух дочерей. Жили они в Абхазии, и там же он служил. И оттуда же организовывал эвакуацию во время грузино-абхазской войны, в которой русская армия не участвовала. Рассказ об эвакуации – один из тех редких случае устных рассказов, которые заставляют пожалеть, что у меня нет диктофона. Тайного диктофона!
Дело в том, что в большинстве случаев чужой рассказ не так уж сложно запомнить, но в дядя-Генином повествовании был тот уровень военного хаоса и непоняток, который сопоставим разве что с военной прозой О. Ермакова или с фолкнеровской историей, увиденной глазами умственно-отсталого… Не поймите меня неправильно, дело здесь совсем не в умственных способностях рассказчика! Напротив, скорее всего перед реализмом бесконечных метаний в порт, на аэродром, на дорогу, в чехарде КПП абхазов, КПП грузин, КПП Басаева («а чеченцы молодцы, жестокий народ, спуску не давали никому», констатировал, свирепо улыбаясь, драйвер), КПП русских погранцов, как раз и открывалась реальная история, которая, будь она передана менее хаотичным образом, из плоти и крови трансформировалась бы в ничего не стоящую пустышку рационализации. У рассказа дяди Гены была и ещё одна черта: все представители народов СССР, участвующие в ней, говорили на своих языках. То есть грузины – по-грузински, также и чеченцы и т.д. И ещё один был интересный момент, роднивший её со «Словом о пълку Игореве» - в ней всё время было темно…
Короче, я получила невероятное наслаждение, причём стрёмное… как от триллера. И жалею, что даровитости мне не хватит передать весь этот скорее импрессионистский, чем фактологически-фабульный рассказ.
После эвакуации дядя Гена обосновался в Ростове-на-Дону. Русский жанр предусматривал бы в этом месте рассказ о материальных трудностях, а жанр кавказский таких вещей, как вы понимаете, не допускает. После Абхазии ещё послужил, а перед Чеченской войной (первой) служить перестал, потому что не хотел в ней участвовать. И с тех пор водит фуры.
Дети все уже взрослые, сыновья женаты, дочери замужем, есть и внуки. Жена перебралась к себе в Литву, не захотела жить в России, и одна из дочерей тоже к ней туда уехала, и там вышла замуж. За поляка. Сперва дядя Гена поляка не принял, потому что «Что за сила в них, поляках, не нация, а так, тьфу, бабская порода», но конкретно этот поляк оказался парнем крепким, «да и отсидел, прошёл, так сказать, проверочку», так что, в общем, был дядя Гена детьми своими доволен. Правда плохо, что жена вот живёт там, а он здесь. Но у него в автопарке есть «дама».
Про даму рассказывалось достаточно долго и с удовольствием, и опять пошёл сплошной импрессионизм. Дама была настоящая женщина, лет пятидесяти, из хорошей семьи, не из простой… нет, это всё я просто не могу передать! Это был бы гламур, если бы в этом не было столько поэзии.
Короче, никогда не быть мне "дамой", да и такой кавалер мне бы не понравился, но обаяние истории ухаживания, желания, женской податливости и женской неуловимости живёт во мне по сей день.
За этими разговорами мы въехали в Ростовскую область, а потом доехали и до того незабываемого места моей жизни, которое зовётся Аксайским поворотом.
Tags: путешествия
Subscribe

  • проверка связи

  • Артур Месчян - Barov mnaq

    Angelina Giragosian · Artur Meschyan - Barov mnaq [music ardor ru] Drner@ mek ar mek pakum Kyankis ancac ejeri pes, Ejer@ luys pahum srtum'…

  • такой сон

    Объявила сегодняшний день днём тотального отдыха и морального разложения. Совсем тотально, конечно, не получилось, но в целом день завершён, а я…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 3 comments