ma_volk (ma_volk) wrote,
ma_volk
ma_volk

Category:

Большое подзамочное путешествие

Собственно, ездили мы не так уж долго: всего-то с вечера 31 июля до ночи с 12 на 13 августа, двенадцать дней. И побывали не слишком далеко, - в посёлке Владимирская бухта Ленинградской области. Сразу могу сказать, - в этом путешествии не было никаких особенных происшествий и приключений, и я не увидела чего-то такого, чего никогда в жизни не видела. Однако за последние лет двадцать это было, пожалуй, единственное путешествие, из которого я вернулась, ощущая себя изменившейся. В чём дело, и что будет, и как это вышло, и до чего же такого нового я додумалась-доездилась, мне и самой непонятно; но если почти все мои странствия можно рассматривать как достаточно экстравертные события, то это было в большей степени внутренним.
Сейчас это вполне загадочно и для меня самой. Однако рассказать о том, что я видела, всё же хочется.
Начиналось всё вполне обычно.
У хорошего писателя Джека Керуака есть одна особенность, которая в зависимости от настроения вызывает у меня то симпатию, то раздражение. Описывая странствия своих героев (а Керуак - американский писатель, и его герои странствуют, соответственно, по Америке периода послевоенного экономического бума, разъезжают стопом (причём у них это не такая экзотика, как у нас) и на товарняках, на север, на запад, на восток, через пустыни, горы и дикие земли)... так вот, описывая странствия своих героев, Керуак неизменно предваряет их теми или иными консюмеристскими замечаниями, повествуя о покупке прекрасного спальника, удивительного котелка, чудной накидки, странных ботинок и проч., и проч., так что иногда ощущаешь себя едва ли не за чтением раздела "мода и красота" в блестящем журнальчике, такая достаточно специальная мода и не совсем каждодневная красота, бродяжий гламур, нередко с перечислением фирм одежды и названий магазинов... Когда меня накрывает аскетизмом, я думаю: "Вот ведь американская зараза, он бы ещё прейскурант дал!" Когда я более благодушна, я вспоминаю замечание Лидии Гинзбург о множестве прекрасных письменных принадлежностей на столе настоящего учёного, о том, как странно: не может же великий человек тратить время на подбор всех этих перьев, пресс-папье, чернильниц, бумаги, etc, завершающееся восклицанием: "нет ли здесь самозарождения?!", - и думаю: какой же Керуак негордый человек, вот, вместо того чтобы создать у читателя иллюзию пресловутого самозарождения, он подробно описывает поход на военные склады в Сан-Франциско, и лет пятьдесят назад его читатель мог и сам пойти туда и тоже найти такой же спальник... Да, а по горизонту сознания навстречу друг другу, эдак по и против часовой стрелки, несутся две мечты, - мечта о куче денег, на которую я куплю множество идеальных вещей, и мечта об идеальном путешествии в условиях идеального жизнеустройства, когда уже не надо ничего покупать, а можно просто встать. Встать и идти!

Перед поездкой я купила ещё один спальничек, ввиду того, что денег было мало, не слишком хороший, но симпатичный на вид. Купила военный котелочек (у нас в хозяйстве таких было аж два, но они куда-то завалились, и ни я, ни мама не могли вспомнить, где же они). Купила верёвку, очень красивую, цветную и плетёную, чтобы было на что вешать бельё. И по сводному результату мой рюкзак, сине-фиолетовый и восьмидесятилитровый, был плотно набит всякими нужностями.
А взяли мы с собой для недели жизни среди дикой природы вот что:
дом: то есть палатку, три спальника (новый и два, которые служат в моём доме одеялами, а кроме того путешествуют во мной уже девятый год), ослика, собачку и лошадку (катькины игрушки-путешественники), псалтырь, бумажную икону, здоровенную книжку про Винни-Пуха с картинками Шеппарда, две карты и документы в пакете, два листа бумаги, ручку и очешник (чтобы очки не разбились в поезде или не раздавились в палатке). Подумав, я прихватила ещё Шекспира (лёгонького, бумажного): Макбета и Ричарда III.
кухню: то есть два котелка, армейский и круглодонный (мне он нравится тем, что в нём можно и пожарить что-то, если надо), ложки столовую, чайную и деревянную, палочки для еды, две пиалы (=косушки), побольше и поменьше, нож, сушёные овощи, гороховый концентрат, красную чечевицу, чеснок, две банки тушёнки, гречку в пластиковой банке, подсолнечное масло в поллитровой пластиковой бутылочке, сахар, соль, чай чёрный и чай-каркаде, и лапшовые бомж-пакеты; брезентовые рукавицы и тряпку.
ванную: мыло детское и мыло хозяйственное, коробочку из-под халвы в качестве мыльницы, увлажняющий крем, верёвку и прищепки, зубные щётки и пасту, полотенце маленькое и полотенце побольше, а также расчёску.
детскую площадку: пластмассовое ведро и крохотное, с рюмочку, ведёрко, мяч, два совочка.
А ещё - металлический совок и несколько пакетов.
Из вещей себе я взяла шорты до колена, две лёгких майки, косынку, носки и бельишко, а на себе длинную юбку, футболку с рукавом до локтя, сандали и балахон с капюшоном, - мы хотели заехать в монастырь. Катьке же я взяла в достатке маечек, штанов, шорты, тёплые штаны, резиновые сапоги, два свитера, куртку, бандану, - словом, довольно много всякого барахла, благо оно лёгкое и небольшое. А ещё я прихватила тряпичную сумку, которую можно вешать через плечо.
Из того, что следовало взять, я забыла спички (к счастью, у меня была зажигалка), пенку (она пропала неизвестно куда в момент сборов) и зеркало. А всё, что я взяла, нам пригодилось. Из одежды невостребованными остались только Катькины запасные коглготки, они были бы нужны, если бы не было так замечательно жарко. И ещё без некоторых вещей можно было бы обойтись: стирать было легко и всё быстро сохло. Но кто ж знал-то! А вдруг моросил бы дождь?
Рюкзак получился большой. И когда привезённая с дачи Катька увидела его и охнула, я сказала ей: не волнуйся, ведь в этом рюкзаке весь наш домик, всё, что нам будет надо. Так оно и оказалось.

Upd: сняла замок
Tags: дети, путешествия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 5 comments