Category: еда

MV

Текущее с элементами ретроспекции

1. В начале января Андрей вдруг выразил пламенную мечту съездить в горы. Учитывая, что ранее все наши с Катькой путешественнические свершения вызывали у младшего товарища либо яростный протест, либо вялое согласие, это была настоящая сенсация, и очень хотелось пойти навстречу пожеланьям.
Всё получилось, ура!

2. Совершенно невозможно понять, взрослеет ли Андрей медленнее, чем его старшие брат и сёстры оттого, что он Андрей, или просто это какое-то свойство младших детей, которые оказываются как бы единственными с приставкой "сверх-". Как бы то ни было, он немного научился мыть посуду, бегать в самый ближайший магазин за мелкими покупками, уступать место в транспорте. Кроме того, логопедские терзанья дают плоды: теперь Андрея понимают не только особенно талантливые люди, но и большинство населения.

Collapse )
Etoile de la Mer

Радости дружбы народов и провал кулинарии

У Катьки в школе есть предмет Основы религиозных культур и светской этики (ОРКСЭ). Это, если кто не в курсе здешних ужасов, один из вариантов блока, где, как пугали озабоченные товарищи, должны были мучить нерелигиозные чувства, тот вариант, который нерелигиозные чувства должен был пощадить. То есть на посёлке клерикализм не атакует, - где он атакует, не знаю, не у нас. Мы б и не отказались, но что есть, то есть.
В порядке задания было предложено подготовить рассказ о какой-нибудь религии. Катерина выбрала иудаизм, - мол, все про православие и ислам, а она вот так. Мои попытки воззвать к разуму: "Дорогая дочь, во всю свою жизнь ты не видела ни одного религиозного еврея, девочки-еврейки из книг, ответственные за твою юдофилию – светские еврейки: Сашенька Яновская узнала о своём вероисповедании от чиновников в школе, Штеффи – от нацистов", - ни к чему не привели.
Ладно, после двух с половиной часов увлечённого интернет-серфинга у нас получился коротенький рассказ, который Катька учила следующим вечером (там было много новых и редких слов), и который увенчался записью в дневник: "молодец" с тремя восклицательными знаками.
В ходе написания мы чуть не перепутали менору и ханукию, - спасла нас случайно вспомненная мною запись с фотографией из журнала Инны beznes, - это чтобы понятен уровень нашего невежества.

И вот среди всяких сведений на Катьку наибольшее впечатление произвели как раз меноры (даже встал вопрос о том, а нельзя ли и нам такое, не предавая своей веры, завести в хозяйстве), а на меня – хала, которую пекут в пятницу перед празднованием шаббата.

Collapse )
домострой

Вот и стала я женщиной за сорок,

матерью семнадцатилетнего сына.
Из-за того, что я вообще-то довольно ленивая особа, руководствующаяся правилом "что не в кайф, то в лом", коллективные домашние праздники я не люблю и свой день рождения праздную без пафоса, или не праздную вообще.
В архиве сладостных воспоминаний есть, например, прекрасный день рождения, в ходе которого мы с Матвеем (он родился 8 декабря, а я 6) оставили дочерей/сестёр на произвол судьбы дома есть суп и делать уроки (Катеня тогда ещё не родилась), закупились маслинами, пивом и коло-образной липкой пакостью (детская радость), ещё какими-то вкусняшками и попёрлись жрать всё это в кинотеатр на фильм "Последний самурай". Ах, как же хорошо это было!
Или вот ещё неплохой день рождения: три последовательных работы, одна из них - частный урок английского, двое детей, двоюродные брат и сестра. Мама девочки - моя подруга детства, поздравила меня, дети тоже, девочка радостно, а мальчик, очень нежный и чуткий, словами, "Бедная Мария Алексеевна, как вам, наверное, грустно бегать по урокам в день рождения!" - "Отнюдь, - сказала я невозмутимо, - сейчас будет весёлое деньрожденное занятие", - а про себя добавила: "а по его окончании твоя мама мне отбашляет, и будет на что еды купить"...
Но в этот раз всё получилось по-другому.
Collapse )
  • Current Music
    Зря кружится вороньё, весть о гибели - враньё...
  • Tags
MV

Оптовый рынок

Дело было в 95-м. Стояла осень, я училась в аспирантуре и уже начала понемногу преподавать. Детей было трое, муж (теперь давно уже бывший) устроился на работу, проработал две недели, заболел, и его моментально уволили.
Уволили его в тот самый день в начале октября, когда в кассе РГГУ мне заплатили вместо обычных невеликих денег в четыре раза меньшую сумму. Отойдя от кассы с тощей пачечкой мелких купюр в руках, я очень хорошо поняла. что должен был чувствовать сын мельника, когда ему достался в наследство кот: «зарезать, сшить из шкурки рукавички, продать, а потом умирать с голоду»… Как же жить-то?
С этим вопросом я поехала домой, где меня ждало сообщение о том, что мой муж теперь безработный. За две недели ему, правда, заплатили, но это были настолько маленькие деньги, что он их тут же пропил, чтобы снять стресс.
Как ни крути, надо было что-то делать. Муж сказал, что делать нечего, и что вообще я сама во всём виновата. А также моя семья. А также правительство (ну, это такие сволочи, что они сделали со страной, - у любого нормального мужика просто душа горит, и как не выпить). А также несчастное стечение обстоятельств. И что выхода никакого нет.
Поскольку стресс был снят, то партнер по выходу из безвыходных ситуаций лёг и уснул. Я почитала детям на ночь и стала думать о светлом будущем. И придумала вот что.
Collapse )
MV

Найди потребность и удовлетвори её, или История переквалификаций

Первые деньги я заработала в возрасте тринадцати лет, продавая солёные огурцы. Около продмага в военном городке. На продажу бабушка отправила меня и деда, потому что деньги кончились, а огурцов было много. Стоили они дорого, 70 копеек за килограмм, а когда под вечер я начала продавать их поштучно, по 10 коп. за штуку, барыш стал просто невероятен!
Правда, к этому моменту опыт торговли у меня уже был, - со знакомой девчонкой, полубеспризорницей, мы продавали сирень у метро. Но этой торговле сильно не хватало размаха - получив тридцать копеек за два пучка, мы шли есть мороженное. А вот с огурцами - да, это было уже что-то настоящее. Пять рублей! Ого!
А вот первой настоящей работой была работа в банке (да-да, представьте себе, я работала даже и в банке!), между 9 и 10 классом. Должность носила красивое название "переплётчик", но, увы, реальность на настоящую переплётную благородную работу походила мало. Платёжки и счета-фактуры в пачках привозили нам в подвал (сырость, отсутствие света, комары...), там все эти бумаги надо было аккуратненько складывать, потом просверливать специальной дрелью, потом прошивать специальной верёвкой. А потом надписанные "книжки" платёжных документов складывали на тележку и отвозили в архив. А назад мы с работавшей со мной вместе девочкой везли друг друга на этой тележке. И если огурцы удовлетворяли потребность людей в еде (и закуске), а цветы - в красоте, то потребность, которую я удовлетворяла, раскладывая бумажки, не так уж очевидна. Но я вполне её ощущала, и работа мне, в общем, нравилась. Конечно, хреново летними жаркими днями сидеть в сыром и душном подвале, тем более, что в заоконное пространство постоянно кидали какой-то мусор, но всё же, кто-то же должен был делать эту работу во время отпусков, так почему бы и не я?
Потом я была вожатой в лагере (дети меня любили, а начальство я обидела. И оно в ответ обидело меня).
Потом землекопом в новостроечной экспедиции (потребность - самая чудесная: вот строят что-то, а там - курганы, ну, так мы их исследуем).
Очевидной была и потребность людей в том, чтобы перепиской поддерживать связи друг с другом. Эту потребность я удовлетворяла на почте.
Потом я многоразличными способами продолжала удовлетворять потребность людей в еде, а также в связях друг с другом, а позже даже и в знаниях. И все эти потребности и мне самой близки и понятны.

А теперь, вот уже больше года как, я удовлетворяю потребность людей в буквах. Кто-то пишет тексты, а я их аннотирую. И делаю обзоры. И они живут, но совсем недолго, а потом прекращают жить, сметённые новой порцией новостей. Эта потребность мне не близка. Есть в ней что-то суетливое.
Правда, в пользу этой суетности можно сказать, что вреда от моей деятельности вроде бы нет, что она позволяет всё же преподавать и не сдохнуть с голода, что это даже увлекательно, и что работа моя начинается в семь утра, что хоть немного роднит её с настоящим трудом.
домострой

Азия.В гостях у Бек-Мирзо (продолжение).

В этом гостеприимном доме мы оказались вновь спустя около недели, когда афганец выгнал нас за перевал. Тогда мы сперва поехали в Шаартуз, маленький городок, в котором на автобусной станции надо было встретить новоприбывших. Collapse )